Ждут ли Россию голодные бунты. Геннадий Зюганов о том, может ли государство регулировать цены на продукты

401

Цены на продовольствие в России бьют рекорды. На днях Росстат сообщил, что в январе они рванули вверх на 8,2% год к году. Между прочим, в небедной Европе за этот же период цены выросли в 7,5 раз меньше — всего на 1,1%.

Круче всего у нас подорожали овощи — на 17,5% (в Евросоюзе на символические 0,2%). Кроме картошки-морковки, по данным Росстата, ощутимо прибавили в цене фрукты (+13,5%) и сладости (сахар, джем, мед, шоколад и конфеты — +13,7%).

Что характерно, ранее Bloomberg включило Россию, наряду с Турцией, Индией, Бразилией и Нигерией в число горячих точек по росту цен на продукты. Причинами роста цен агентство назвало спрос со стороны Китая, уязвимость цепочек поставок и неблагоприятные погодные условия. В Минэкономики аналитику агентства назвали спекулятивной.

О том, как обуздать рост цен, «Свободной Прессе» рассказал лидер КПРФ Геннадий Зюганов.

— 10 марта состоялись парламентские слушания о росте цен на продовольствие, организованные Компартией, — рассказывает Геннадий Зюганов. — В них приняли участие 60 регионов, все ведущие министерства. Доклад делал мой заместитель, Председатель Комитета ГД по аграрным вопросам, академик РАН Кашин, выступали три лучших руководителя наших народных предприятий — Грудинин («Совхоз имени Ленина»), Казанков (СПК «Звениговский»), Таранин (ЗАО «Дашковка»). С содокладами выступили замминистра сельского хозяйства Лут и статс-секретарь — замминистра промышленности и торговли Евтухов.

Вопрос стоит остро: людей больше всего раздражает именно рост цен — на продукты, лекарства, «коммуналку». Власть говорит, что контролирует ситуацию. На деле — ничего она не контролирует.

«СП»: — Почему вы так считаете?

— 9 марта правительство объявило об усилении контроля за ценами на потребительские товары и услуги, введя их постоянный мониторинг — распоряжение подписал премьер Мишустин. Честно говоря, я чуть со стула не упал. Потому что любой нормальный руководитель, если он собирается что-то делать, начинает с анализа ситуации. А тут нам как о большом достижении и благодеянии объявляют о том, что правительство, оказывается, додумалось мониторить ситуацию с ценами. Само собой разумеющуюся вещь подают чуть ли не как подвиг.

В свое время, в бытность вторым секретарём Орловского горкома КПСС, мне довелось заниматься сферой обслуживания. Шеф сказал: «Твое дело — чтобы люди были довольны. Начинай с торговли: если в магазины хлеб не привезли — считай, это ЧП». Я начинал день с того, что заходил в гастроном и смотрел, в каком состоянии прилавки и цены. Напротив был кооперативный магазин — там цены были чуть выше, но и ассортимент пошире. Заезжал и на рынок. Потом звонил в автоколонны №1141 и №1142 — они развозили хлеб по магазинам. Если меньше 100 машин выезжало утром на линию — обязательно куда-то не довозили продукты. Я следил, чтобы машин было больше сотни — тогда хлеб доставляли вовремя даже в отдаленные районы.

И вот сейчас речь о мониторинге. Но проблема шире — каким бы ни был мониторинг, у правительства нет рычагов, чтобы влиять на ситуацию с ценами.

Я в Думе подчеркнул особо: проблема волнует всех, кроме, похоже, государственных телеканалов. На ТВ о парламентских слушаниях по ценам — ни единого слова. Говорят об американских глобалистах, о скандале в британском королевском семействе, о беспомощности Зеленского и преступной бомбардировке Донбасса, коронавирусе — и на этом все! Будто в России нет роста цен, нет проблем со здравоохранением и образованием — нет ничего, о чем болит душа у русского человека!

Я сказал: посмотрите, мы убедили президента, что рост цен — проблема номер один. Путин распорядился рассмотреть вопросы развития агропромышленного комплекса на Госсовете. Мы подготовили целый пакет законов, чтобы поддержать это направление, Дума проводит слушания. Казалось, все согласны с нашими предложениями — их передают в правительство.

А в кабмине Силуанов пожал плечами — нет денег. Ни на поддержку аграрного сектора, ни на поддержку сельхозмашиностроения, ни на поднятие новой целины, ни на устойчивое развитие села. В итоге финансирование аграрного сектора обрезали — будто не было президентских поручений.

А ведь для того, чтобы успешно развивалось это направление, чтобы не скакали цены, надо развивать производство. Казалось бы, за 2020 год только агропромышленный комплекс прибавил 2% — остальные просели. Ну, сам бог велел — вкладывайте в выращивание сельхозкультур, в их переработку! Но ничего похожего не происходит!

В мире давно известно: надо выкладывать в агропромышленный комплекс около 10% от расходной части бюджета — только тогда он развивается нормально. Советская страна вкладывала 15−20% бюджета, США сейчас вкладывают 25%, европейцы — около 30%. А у нас меняются премьеры, но вложения в аграрный сектор остаются неизменными — 1,5−2% расходной части бюджета.

«СП»: — Как оценить такое положение?

— Я считаю, это преступная политика — с любой точки зрения. С одной стороны, мы не получаем качественного продовольствия, с другой — не можем его переработать, с третьей — попустительствуем разрушению плодородного слоя почвы. То есть, как ни крути, одни убытки.

Путин гордится, что мы первые в мире по экспорту пшеницы. Но гордиться надо не тем, что ты пшеницу за рубеж вывез, или нефть сырую добыл и перегнал за кордон. Правильно, если прежде ты все это переработал, получил добавленную стоимость — и удвоил свои доходы. Вот так работает развитая экономика, так обеспечивается развитие страны.

Если бы мы поставляли за границу не зерно, а муку и мучные изделия, мы бы не $ 30 млрд по «зерновой» статье получили, а все $ 45 млрд — именно эту цифру Путин называл в своем послании.

Еще накануне большой пресс-конференции Путина «Общероссийский народный фронт» констатировал: полезли вверх цены на сахар, подсолнечное масло, макароны. Тут же кабмин принял меры сдерживания — и действительно немного цены сдержал. Но сдержал одни цены — а теперь взлетают другие: на арматуру, металлопрокат, удобрения, семенной фонд — мы семенной материал за границей закупаем.

В итоге, уже сейчас инфляция по продовольствию и лекарствам подобралась к 12% годовых. И будет, вероятно, еще выше.

«СП»: — Почему кабмин не регулирует цены?

— А каким образом их регулировать, если у государства нет собственных торговых сетей? Сети на 90% принадлежат иностранцам. Чиновники оправдываются тем, что эти иностранные владельцы налоги платят. Но вы пойдите, попробуйте сдать в эти сети свою продукцию! Казанков объяснил на пальцах: продукцию можно отдать на реализацию, но деньги за нее сеть вернет только через пару месяцев. А если что-то не продаст, то вернет попортившейся товар, не неся никакой ответственности.

Поэтому у предприятия того же Казанкова, у которого более 200 тысяч голов свиней и 21 тысяча голов крупного рогатого скота, помимо производства еще и 780 своих магазинов. Восемь уже открыли в Москве. Потому что лучше в свой магазин привезти мясо, чем сдавать его в сети, которые тебе вывернут карманы.

Или другая ситуация: у Грудинина великолепное хозяйство, высокие зарплаты, отменные условия труда — и по-прежнему рейдеры в погонах ходят вокруг совхоза, пытаясь придушить его. На днях состоится 799-е судебное заседание — и нет тяжбе конца! Совхоз в прошлом году вырастил прекрасный урожай клубники — и две недели уговаривали Москву ее взять на прилавки! Результат — почти 300 тонн пропало!

А ведь это народные предприятия, которые не взяли у государства ни копейки. Одно только предприятие Казанкова в прошлом году произвело товара на 20 млрд дублей и заплатило более 1 млрд налогов! Но власть это не радует — не нравятся ей народные предприятия!

И вот результат такого подхода. Сегодня в цене хлеба только 10−15% — это труд крестьянина. Остальное — доходы «перекупщиков» и «реализаторов», которые навалились со всех сторон. Они сами ничего не производят, а лишь паразитируют на чужом труде. И политика власти, не желающей всерьез поддерживать отечественных производителей, позволяет паразитам обогащаться за их счет.

Мы предлагали ввести предельную наценку на ряд продовольственных товаров — правительство не захотело. Предлагали в 2015 году закон о госрегулировании цен на товары первой необходимости — аналогичные законы прекрасно работают в Германии, в Америке. Но «Единая Россия» такой закон принимать отказалась! И после этого партия власти пытается убедить людей, будто озабочена ростом цен. Да она же сама ему способствует!

Или другой пример: в 2006-м, когда нефть стоила $ 65 за баррель, бензин стоил 12 рулей за литр. Сегодня нефть стоит почти столько же — $ 67 за баррель. Но при этом литр бензин подорожал до 48 рублей.

Чем можно оправдать такую обдираловку? Какими рыночными законами? Тут работает только один закон — закон бессовестного грабежа! И каким образом можно снижать цены на продукты, если правительство всякий раз задирает цены на энергоносители и ЖКУ?! Куда в такой ситуации смотрит государство?!

Если хотите сдерживать цены, но не хотите организовывать свои сети — развивайте рынки, ярмарки выходного дня, где хозяевами будут наши производители, а не те же перекупщики, зачастую даже не имеющие российского гражданства! Но и на это ответ — нет. За последние годы количество рынков сократилось в 5 раз! Это выгодно тем же иностранным упырям, которые захапали сети и душат наше сельское хозяйство!

Процитирую стихотворение «Даешь хлеб!» Владимира Маяковского:

Труд рабочего, хлеб крестьян —

на этих двух осях

катится время на всех скоростях,

и вертится жизнь вся.

Какая гениальная мысль! А у наших властей жизнь вертится вокруг олигархии, чиновничьего беспредела, полицейщины и обирания граждан. И пока это не изменится, надеяться, что власть снизит цены на продукты, нет никаких оснований!

 

kprf.ru