17 августа 1942 года: новые факты трагической истории в Печорском море (М. Коловангина, к.и.н.).

558

80 лет назад у острова Матвеев в Печорском море (юго-восточная часть Баренцева моря между островами Колгуев и Вайгач) произошла трагедия, не оставляющая равнодушных среди жителей Ненецкого округа до сих пор. Речь идет о гибели 305 человек при нападении немецкой ПЛ U-209 на караван советских судов, совершавших переход из Хабарово (Югорский Шар) в Нарьян-Мар 17 августа 1942 года.

Эта печальная история многократно освещалась в периодической печати, отражена в кратких воспоминаниях очевидцев тех событий, коротко представлена в научной литературе. Однако все точки над «и» еще не поставлены: остается много вопросов, не получивших четких ответов. На некоторых из этих вопросов, прямо или косвенно касающихся трагических событий, позволяют остановиться новые документы, впервые вводимые в научный оборот. Не вдаваясь в уже широко известные факты о судьбе буксиров «Комсомолец», «Комилес» и «Норд», а также барж П-4 и Литер-Ш, обратимся к эпизодам, недостаточно раскрытых в краеведческой литературе.

 На пути в Югорский Шар

Уточнения требует история с пароходом «Вытегра». Онв октябре 1941 г. шел с нефтепродуктами для Амдерминского рудоуправления, но во время штормабыл выброшен на берег в р-не Песчанки, где зазимовал, охраняемый назначенными членами экипажа[1]. Сохранились сведения, как в ноябре 1941 года в штормовых условиях «Шквал» снимал с мели у мыса Русский Заворот пароход «Вытегра» с грузом и пассажирами, но неудачно[2].

25 июля 1942 г. в Нарьян-Маре состоялось совещание при секретаре Ненецкого ОК ВКП(б) С.П. Кузине, на котором присутствовали начальник Печорского порта Бахвалов, капитан порта Козловский, начальник водного цеха строительства-300 Стеркин (Югорлаг НКВД) и представители Амдерминского района — начальник рудоуправления Сверчков, секретарь РК ВКП(б) Лепехин, председатель райсовета Крупин.В повестке дня стоял вопрос о разгрузке горючего с парохода «Вытегра».При обсуждении высказались наиболее заинтересованные лица — Бахвалов, Козловский, Стеркин.

В принятом постановлении говорилось: «1). В целях своевременного пуска в эксплуатацию Амдерминского рудника, считать необходимым немедленно направить к пароходу «Вытегра» буксирный пароход Печпорта «Комсомолец» с баржей Литер-Ш. Ответственным за проведение операции командировать тт. Козловского и Сверчкова.Обязать т. Бахвалова обеспечить выход п/х «Комсомолец» 25 июля не позднее 17 часов.

2). Просить управление строительства-300 тов. Захарова в случае благоприятной погоды и ледовой обстановки направить к пароходу «Вытегра» морской буксир «Норд» с баржей П-4 для переброски горючего Амдермы. 3) Принять к сведению заявление тов. Стеркина, что с приходом «Комсомольца» в Хабарово им будут приняты срочные меры к проведению ремонта (к заварке тянки). 4) Совещание считает необходимым срочно обратиться в областные организации за оказанием помощи по вывозу остальных грузов, находящихся на пароходе «Вытегра» для Амдерминского рудоуправления»[3].К слову уточним, что всего на сухогрузе «Вытегра» было 750 тонн грузов[4].

25 июля 1942 г. из Печорского порта к «Вытегре» вышел морской буксир «Комсомолец» с баржой Литер-Ш. Капитаном буксира был многоопытный Петр Капитонович Михеев, шкипером баржи Литер-Ш – Константин Клементьевич Шевелев. Им навстречу из Хабарово направился буксирный пароход «Норд», тянувшийбаржу П-4, шкипером которой был Степан НиколаевичКийко[5].

Морской частью операции по разгрузке сухогруза «Вытегра» руководил ранее утвержденный командир, секретарь партбюро Печорского торгового порта капитан Александр Сергеевич Козловский. В 1933 г. он окончил Архангельский морской техникум, получил диплом штурмана дальнего плавания[6].

Караван в Хабарово-Амдерму шел знакомым маршрутом по участку Северного морского пути, который интенсивно использовался Северным флотом для проведения морских конвоев. Вот лишь несколько примеров за первую половину августа 1942 г.

2 августа ледоколы «Иосиф Сталин», «Ленин», «Красин» и «Монткальм», танкер Хопмаунт» и 4 военных корабля прибыли в Югорский Шар. Сторожевые корабли №10 и 15 проводили конвой за тралами до района мыс Канин Нос.

4 августа в район Югорского Шара прибыли сторожевые корабли №18 (Литке) и №19 (Дежнев) в охранении тральщиков №59, 63 и Т-102, эскортировавших их до о-ва Колгуев.

6 августа транспорты «Рошаль и «Алдан» в сопровождении тральщиков №59, 63 и Т-102 вышли из Нарьян-Мара в Архангельск, а транспорт «Котлин» — из Нарьян-Мара в Молотовск.

8 августа сторожевой корабль №73, севший на мель в 1941 г. в районе мыса Русский Заворот, снят с мели и следовал своим ходом в сопровождении сторожевого корабля №74 и спасательного судна «Шквал» в Нарьян-Мар для приемки угля. 10 августа гидрографическое судно «Шторм», севшее на мель 9 августа в районе о-ва Зеленец на расстоянии 40 миль от о-ва Вайгач, самостоятельно снялось с мели и, имея течь, следовало в реку Печору.

12 августа третий арктический конвой в составе девяти транспортов прибыл в Югорский Шар. 15 августа транспорты «Уссури», «Уфа», «Обь» и «Ветлуга» в сопровождении тральщиков №32 и 37 и сторожевые корабли №74 и 73 вышли из Печорского залива в Архангельск[7].

До 17 августа 1942 г. случавшиеся ЧП в Печорском море были связаны с техническими поломками или попаданием на мель. Это создавало впечатление некоторой безопасности участка, что явилось одной из причин трагедии у о-ва Матвеев.

 

Загадка буксира «Комилес» и другого груза

Во-первых, отметим: для того, чтобы суда не ходили порожняком, после доставки груза в Амдерму караван судов под руководством Козловскогона обратном пути получил задание доставить в Печорский порт «соответствующие грузы»[8].Так деликатно в статье А.Ф. Лемехова названы заключенные Югорлага и груз строительства-300: стройка резервного порта в Югорском проливе (на случай сдачи Мурманска и Архангельска), начатая в августе 1941 г., была законсервирована[9]. По распространенной версии,заключенные направлялись на стройки Норильскстроя, но скорее всего это не так: Норильск – совсем в другой стороне. Дело в том, что к этому времени в Нарьян-Маре уже находилось 430 заключенных строительства-300, привезенных 6 июля 1942 г. для использования на работах в Печорском порту в качестве грузчиков – грузили уголь на баржи, идущие в Иоканьгу, Мурманск, Архангельск, Молотовск. Причина состояла в том, что осенью 1941 г. по распоряжению вышестоящего руководства из Москвы три портовых кран «Январец» Печорского порта были переданы в Архангельский порт и один — на строительство-300[10]. В канун открытия навигации 1942 г. грузчики в порту отсутствовали, нанять («завербовать») мужчин, как было в предыдущие годы, в военное время было невозможно – шла мобилизация в РККА. Между тем поставкиворкутинского угля в крупные северные порты для судов Северного морского путичерез порт в Нарьян-Маре планировалось увеличить.

05 марта 1942 г. начальник Печорского порта Бахвалов информировал руководителей округа о проблеме: «Без кранов такое количество грузов не переработать. Требуется одна тысяча грузчиков. Их нет»[11]. Решить эту важную экономическую задачу помогла Москва: было дано разрешение на использование заключенных Югорлага НКВД в качестве грузчиков[12]. В июле частично проблема была решена. Ожидая прибытие новой партии заключенных для погрузочно-разгрузочных работ, партийное бюро Печорского порта 28 июля 1942 г. рассмотрело вопрос об открытии клуба на Угольной, где проживали около 50 рабочих порта и заключенные Югорлага. В протоколе отмечено, что клуб должен в основном обслуживать заключенных Югорлага и его сотрудников. Договоренность была, но Управление строительства-300 средств на содержание клуба не предоставило[13]. Данная информация позволяет утверждать, что отправленных из Хабарово заключенных первоначально предполагалось использовать на работах в Печорском порту.

Второй момент, требующий уточнения связан с грузоперевозками. Обычно не конкретно звучит фраза о том, что на барже Литер-Ш, шедшей из Хабарово,был груз, название которого часто домысливается.Чаще всего называется уголь, однако его вывозили черезПечпорта в промышленные точки на Севере страны, а не ввозили обратно на угольный причал г. Нарьян-Мара. Документы, между тем, сообщают, что с площадки строительства-300 в Хабарово вывозили «имущественно-материальные ценности Югорлага» в адрес Печорстроя (строительство железной дороги на Котлас), причем промышленные товары, погруженные заключенными на баржу, оценивались в сумму до трех миллионов рублей.Именно этот груз был потоплен ПЛ неприятеля[14].

Еще один вопросудалось прояснить в трагической истории августа 1942 г.– о появлении буксира «Комилес» в Хабарово.Как показывают документы, буксиры «Комилес» и «Вега», принадлежавшие лесозаводу №51, были переданыпо договору аренды от 12 сентября 1941 г. строительству-300[15]. При переходе по морю пароход «Вега» затонул, а буксир «Комилесс двумя спасшимися члена экипажа «Веги» дошел до Хабарово и активно эксплуатировался строительством-300, обслуживая до 17 пароходов[16].

Экипаж был занят на буксировке леса и барж. При этом нарушались технические требования к эксплуатации котла и топки: вместо пресной воды использовали соленую, которая разъедала металл. Капитан буксира Павел Павлович Бородкин телеграфировал о нарушениях руководителей лесозавода, за что 24 октября 1941 г. он был снят с должности начальником строительства порта в ХабаровоСтеркиным. Вместо него капитаном буксира назначен Александр Никифорович Фролов, информация о котором отсутствует[17]. 11 ноября произошла авария, разбирательство по которой затянулось до февраля 1942 г. Вывод комиссии, назвавшей виновников аварии буксира «Комилес» (В.В. Канева и М.П. Семяшкина), — невозможность ремонта в Хабарово. Буксир требовалось доставить в Нарьян-Мар в навигацию. Стоит отметить, что экипаж, состоявший из 14 работников лесозавода[18] и не получавший командировочных от строительства-300, неоднократно просил вернуть его в на предприятие, но решение вопроса затянулось до июля 1942 г.

В приказе директора лесозавода №51 Сенчукова за 21 июля 1942 г. сказано: «Считать прибывшим на л/з №51 по распоряжению строительства-300 команду парохода «Комилес» с 21 июля с/г следующих товарищей: Бородкин Михаил, Калинин Дмитрий (пом. капитана затонувшего буксира «Вега» — авт.), ПахнинаХиния, Протасов Иван, Чебыкин Серафим, Веселков Дмитрий, Теплухин, Сухарев Николай, Марежин Федор (матрос затонувшего буксира «Вега» — авт.), Репин Алексей. Бородкина Павла считать больным»[19]. Данныйэкипаж был расформирован, и более буксир «Комилес» в документах не фигурирует.

Очевидно, команда прибыла в Нарьян-Мар «с оказией» на попутном судне, а буксир с поломками двигателя оставался в Хабарово, дожидаясь ремонта или возможности быть доставленным к месту постоянной приписки.

Как видно при сравнении двух списков членов команд, между ними есть отличия. Виду болезни П.П. Бородкина на судне «Комилес» в Хабарово остался пом. капитана Виктор Александрович Попов, и, возможно, ПавелМартынович Артеев (он не возвратился на лесозавод в июле). До решения суда В.В. Канев (машинист) и М.П. Семяшкин (пом. машиниста), находились в Хабарово под подпиской о невыезде. Можно предположить, что все они стали очевидцами драмы в Печорском море. Поиск этой информации продолжается.

Что касается буксира «Норд», то он 29 сентября 1941 г. привелв Хабаровоиз Печорского порта Нарьян-Мара плавучий кран для строительства-300[20], видимо, с баржой П-4. Имена членов экипажа «Норда» не установлены, за исключением старшего механика Л.Д. Васенина[21].

 

О причинах трагедии 17 августа

Без всяких сомнений, виновником трагедии является немецкая ПЛ, действия экипажа которой описаны в ранее опубликованных воспоминаниях очевидцев и в судовом журнале немецкой подводной лодкиU-209 за 17 августа 1942 г. на двух листах предоставлена начальником Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил РФ В. Зарудницким 04.02.2020[22]. Однако можно выделить и другие факторы, приведшие к гибели такого большого количества людей.

Одной из причин гибели судов и людей в Печорском море была явная несогласованность действий военных, ответственных за оборонительный рубеж Югорского пролива. Так, расследование по линии НКВД установило, что на просьбу руководства Югорлага НКВД о конвоировании судов капитан 3-го ранга Королев ответил отказом из-за отсутствия судов сопровождения. Распоряжение о выходе в море буксиров «Норд» и «Комсомолец» было дано начальником штаба Северного отряда капитаном Поповым 16 августа приказом №0650 и передано через командира укрепрайона Бурлуцкого. При этом на вопрос командира конвоя капитана 3-го ранга Н.В. Королева: «Почему вы считали обстановку благоприятной для выхода плавсредств в море без охранения?», лейтенантБурлуцкий ответил: «Охранных судов у нас нет. Вы только что прошли этими курсами с транспортами (ТЩ), а потому считал для выхода плавсредств подходящий момент, и задерживать от выхода не имел права, поскольку мои действия не расходились с Инструктажем капитана 1-го ранга т. Аннина»[23].

Позицию Бурлуцкого понял командующий Беломорской Военной флотилии, отметивший «недостаточную освещенность разведкой данного участка театра и появление в нем ПЛ противника впервые»[24].

Еще один фактор, обусловивший гибель людей – отсутствие спасательных плавсредств и жилетов. Впрочем, все плавсредства, включая шлюпки, были обстреляны ПЛ противника и обрекали людей на гибель. В отсутствии жилетов, по мнению майора госбезопасностиМалькова, виновен капитал Печорского порта А.С. Козловский. Вместе с тем, обеспечить ими всех пассажиров – заключенных, вольнонаемных, мобилизованных (если они были на судах) вряд ли было возможно, учитывая многочисленные проблемы военного времени.

Следует также учесть, что спасательные жилеты в холодной воде не могли спасти: баржа П-4 после того, как канат с буксира «Комсомолец» был перебит выстрелами подводной лодки, находилась на расстоянии в 20-25 кабельтовых (4,5 км от берега). Преодолеть такое расстояние фактически невозможно. Люди гибли от переохлаждения (средняя температура воды в Печорском море летом 9°).

Лукавая статистика

Статистические данные погибших и спасенных у о-ва Матвеев разнятся: от самых одиозных (якобы на плавсредствах находилось 710 человек, в том числе женщины и дети[25]) до уже устоявшихся в источниках сведений (из 328 человек погибло 305). В официальных документах, которым трудно не доверять, эта информация, тем не менее, также расходится. Из недавно найденных источников остановимся на докладной записке «О разбое фашистской ПЛ у острова Матвеев и потоплении плав. средств строительства 300 НКВД Югорского шара»[26]. Командир конвоя капитан 3-го ранга Королев 25.08.1942 сообщалначальнику штаба Беломорской Военной флотилии капитану 1-го ранга Зозуле о численности перевозимых из Хабарова (Югорский Шар) в Нарьян-Мар людей: «Буксир «Комсомолец» с баржой, в которой находилось 247 человек арестованных, 15 человек охраны и 5 человек вольнонаемных». О команде и пассажирах буксира «Норд» с баржой и с неработающим буксиром «Комилес» ничего не говорилось.

После описания событий у о-ва Матвеев – встречи каравана судов с немецкой ПЛ, в целом не отличающихся от информации в других источниках, капитан 3-го ранга Королев сообщает: «По прибытии на место катастрофы, сняли с шлюпки 2-х человек, подняли 2-х человек с привязанными поясами спасательными, но уже мертвые, и с о-ва Матвеев сняли 21 человека. Таким образом, на плав. средствах, не считая буксира «Норд», находилось 328 человек, из них 23 человека спасли, 305 погибло. Спасенных доставили в Хабарово».

Спецсообщение начальника Управления НКВД АО майора госбезопасности П. Малькова от 08.09.1942 г. оперирует иными статистическими данными: «17 августа 1942 года из Хабарово в Нарьян-Мар следовал караван судов (…). На баржах находились подарки для Красной Армии, 300 чел. заключенных, 16 конвоиров и 60 пассажиров. (…). С потопленных судов и баржи спаслось 17 человек».

 

Путем математического подсчета, получается, что из 328 человек 247 были заключенными Югорлага НКВД.Остальные 61 человек – члены команд буксиров «Комсомолец» (очевидно, 13 человек – так в приказе от 02.10.1942), буксира «Комилес» (численность экипажа не установлена, но не менее 2-3 человек), охранники на барже (15-16 человек), вольнонаемные (5). Всего 35-36 человек.В публикации Ю. Канева «Остров Матвеев. Трагедия забытого каравана» названы 23 вольнонаемных (вместо 5 ранее указанных), 17 пассажиров (очевидно, призывники из Амдерминского района[27]) и 3 человека, освобожденных из Югорлага[28]. Если доверять этим статистическим сведениям, то «лишних» пассажиров не обнаруживается.

Миф о 60 пассажирах, которые «с оказией» направились в Нарьян-Мар, не выдерживает критики. В военное время передвижение людей было крайне ограничено: все, включая детей, трудились, были экономически «привязаны» к своему рабочему месту пропиской, договорами, членством и т.д. Воспользоваться оказией и попасть на военизированное судно без официального разрешения было невозможно. Поэтому все домыслы о праздно передвигавшихся в большом количестве людях надо отбросить. Наличие на барже П-4 или на других судах женщин и детей документально не подтверждено. Косвенно этот вывод подтверждает первая публикация о событиях у о-ва Матвеев, написанная минером Т. Романенко, одним из участников спасательной операции 17 августа 1942 г. Наверняка, о гибели детей и женщин было бы упомянуто[29].

Восстановленные имена участников драмы

Очевидцем печальных событий стал помощник командира буксира «Комилес» Виктор Александрович Попов, 1908 г.р., который отмечал, что команда переправиться на шлюпках на берег была дана капитаном буксира «Норд» после того, как он подвел неисправный «Комилес» и баржу Литер-Ш на расстояние, близкое к о-ву Матвеев (50 метров), пока ПЛ вела огонь по другим судам каравана[30].Таким образом, В.А. Попов был одним из 21, добравшихся на берег острова.

Требует уточнения список других выживших и погибших участников драмы в Печорском море. Удалось расшифровать имя спасшегося матроса (по другим данным – кочегара) б/п «Комсомолец» Канева Прокопия Тихоновича. Он продолжал работать в Печорском порту в 1940-е гг. Матрос Рассохин Иван Сергеевич, 1925 г.р.,окончил неполную среднюю школу в г. Нарьян-Маре 7 июня 1941 г. и начал трудовую деятельность в Печорском порту. После 17 августа работална предприятии до мобилизации на фронт 24 декабря 1941 г.С помощью его племянницы Л.Н. Хиталенкоудалось найти фотографию еще одного очевидца трагедии, но, к сожалению, каких-либо воспоминаний — свидетельств о трагической истории 17 августа И.С. Рассохин не оставил.

Инициалы матроса Поздеева Г.З. не расшифрованы до сих пор.

 

Небольшие уточнения можно сделать в списке погибших. Матрос баржи Л-ИКорякин Матвей Алексеевич, служивший в августе 1942 г. на б/п «Комсомолец», родился в 1919 г. Ему было 23 года.

Поташев Иван Иванович, 1913 года рождения, в 1941 г., до перевода на буксир «Комсомолец» работал матросом плавкрана №3.

Вопрос о погибшем Петухове Михаиле Кирилловиче, 1913 г.р., выпускнике школы штурманов (?), якобы находившемся в качестве матроса-практиканта на б/п «Комсомолец» остается открытым. Его имя не отражено в документах, в том числе в приказе начальника Печорского морского торгового порта №105 от 02.10.1942, посвященном денежной компенсации погибшим и выжившим 17.08.1942 сотрудникам предприятия. Приказ, в частности, гласил: «На основании закона от 10 мая 1932 г. § 2-го п. 9 о льготах для лиц, работающих на Крайнем Севере РСФСР – выдать выходное пособие в полуторамесячном размере основного оклада (включая 2-х недельное нормальное) семьям погибшего экипажа п/х «Комсомолец». Заработную плату выше указанному выдать по день издания приказа о расчете, т.е. по 3 сентября 1942 года».

В списке указано 14 человек, в том числе имя шкипера баржи П-4 Степана НиколаевичаКийко. Кроме того, оставшимся в живых членам экипажа б/п «Комсомолец» (5 человек) была выдана премия по 250 рублей каждому[31]. Имеющиеся в фондах Ненецкого краеведческого музея ведомости по начислению заработной платы (включая компенсацию за август-сентябрь) подтверждают своевременность указанных выплат. Кто и каким образом компенсировал потерю кормильцев на других судах при столкновении с немецкой подводной лодкой пока не известно.

[1]Коловангина М. Югорский узел Северного морского пути в годы Великой Отечественной войны. Нарьян-Мар, 2021. С.18.)

[2] «Владимир Тимофеев»//http://nworker.ru/2021/11/05/31503.html

[3]ГААО. ОДСПИ. Ф.804. Оп.1. Д.337. Л.22.

[4] ГАНАО. Ф.28. Оп.1. Д.105. Л.3об.

[5] Лемехов А.Ф. Пароход «Комсомолец» вступил в состав действующих судов порта// НВ 23.06.1945.

[6] ГАНАО. Ф.28. Оп.1. Д.88. Л.42.

[7] Хроника Великой Отечественной войны Советского Союза на Северном театре. 1.07.42-31.12.42. 1948. С. 60-80.

[8] Лемехов А.Ф. Пароход «Комсомолец» вступил в состав действующих судов порта// НВ 23.06.1945.

[9]Коловангина М. Югорский узел Северного морского пути в годы Великой Отечественной войны. Нарьян-Мар, 2021. С.100-101.

[10]ГАНАО. Ф.28. Оп.1. Д.105. Л.3.

[11] ГААО. ОДСПИ. Ф.804. Оп.1. Д.335. Л.1.

[12] ГАНАО. Ф.28. Оп.1. Д.1105. Л.3.

[13] ГААО. ОДСПИ. Ф.1129. Оп.1. Д.33. Л.17.

[14]Коловангина М. Югорский узел Северного морского пути в годы Великой Отечественной войны. Нарьян-Мар, 2021. С. 102.

[15] ГАНАО. Ф.77. Оп.1. Д.111. Л.12-13.

[16] ГАНАО. Ф.77. Оп.1. Д.111. Л.86.

[17] ГАНАО. Ф.77. Оп.1. Д.111. Л.108.

[18] Приказом от 17.09.1941 команда буксира «Комилес» включала 14 человек: Бородкин Павел Павлович (капитан), Попов Виктор Александрович (пом. капитана), Канев Василий Васильевич (машинист), Семяшкин Михаил Прокопьевич (пом. машиниста), Артеев Павел Мартынович (масленщик), Репин Алексей Харламович (ученик масленщика), Сухарев Николай Алексеевич (кочегар), Чебыкин Серафим Егорович (кочегар), Стрелков Максим Никифорович (кочегар), Протасов Иван Павлович (матрос), Теплухин Иван Николаевич (матрос), Бородкин Михаил Павлович (матрос), Веселков Дмитрий Андреевич (?), ПахневаХиния Федоровна (кок).

[19] ГАНАО. Ф.77. Оп.2. Д.97. Л.19.

[20] https://arsenal-info.ru/b/book/3526523457/7

[21] ГАНАО. Ф.77. Оп.1. Д.111. Л.73.

[22]Копия документа находится в фондах ГБУК «Музейное объединение НАО»

[23] ЦАМО г. Гатчина. Ф.2312. Оп.66. Д.47. Л.925.

[24]Коловангина М. Югорский узел Северного морского пути в годы Великой Отечественной войны. Нарьян-Мар, 2021. С.56-57.

[25] Дунаевский А. Разбой на море// Правда. 1942. 23сентября.

[26] ЦАМО РФ. г. Гатчина. Ф.2312. Оп.66. Д.47. Л.924-925.

[27] Трагедия в Баренцевом море/ Сост.  С. Митькин. Нарьян-мар, 2016. С.17-18.

[28] Канева Ю. Остров Матвеев. Трагедия забытого каравана// Поморская столица. 2010. №5 С. 25.

[29]Романенко Т. Отомсти за товарищей// Северная вахта. 1942. 3 сентября.

[30] ЦАМО РФ. г. Гатчина. Ф.2312. Оп.66. Д.47. Л.926 об.

[31]Спирихин А.М., Спирихин М.А. Нарьян-Марскому морскому порту 70 лет. Рукопись, 2001.