Кому вершки, а кому корешки

615

Как преуспевающий колхоз превратился в «частную лавочку»

Наша мама, Безумова Клавдия Давыдовна, является одним из старейших ассоциированных членов СПК РК имени Ленина, что в селе Великовисочное. Она  обратилась к председателю колхоза Семакину С.С. с просьбой оказать помощь в ремонте дома, а так же попросила колхоз подключить дом к центральному теплоснабжению и водоснабжению.

Мама уважаемый человек преклонного возраста, дитя войны, инвалид по здоровью, многодетная мать, награждённая медалью материнства и орденом «Материнская Слава», честная труженица, имеющая многочисленные награды и благодарности за многолетний тяжёлый труд в родном колхозе, где потеряла здоровье. Так  вот, в год 75-летия Великой Победы ей было отказано в помощи. И сделано это было в высшей степени цинично и  откровенно глумливо. А теперь обо всём по порядку. Начнём издалека.

Колхоз-миллионер

Жители нескольких поколений из Виски, Щелино, Тошвиски, в том числе наши родители и вся наша многочисленная родня, трудились в колхозе, созданном нашими родным и двоюродным дедами. Благодаря упорному труду земляков колхоз имени Ленина из рыболовецкой артели превратился в одно из самых больших и богатых в округе хозяйств с миллионным состоянием.

В военные годы колхозники не только сохранили колхоз, но увеличили поголовье скота, нарастили производство молочной и мясной продукции и вылов рыбы.

В советское время государство дало рыболовецким колхозам округа право на морской промысел рыбы, чтобы доходами от её реализации перекрывать расходы на животноводство. Всё было прекрасно, люди работали и радовались жизни.

В наше мирное время казалось, ничто не могло разрушить хозяйственную деятельность и благополучие колхоза. Какой коронавирус прошёлся по Тошвиске, Щелино и Виске, по какой причине колхозные управленцы приняли, а окружные власти  поддержали решение полностью вырезать скот в малых деревнях и наполовину и более сократить его на центральной базе в Виске? Скот вырезали. Уволили колхозников, попутно выдавая копеечные паи и дивиденды. При мощных и стабильных доходах от промысла рыбы на море и на местных водоёмах вдруг всё производство стало нерентабельным и убыточным.

Вирус жадности

Судя по всему, причиной неожиданной «нерентабельности» животноводства стал вирус жадности и безнаказанности, поразивший головы колхозных управленцев, объединившихся в специфичную «опытно производственную группу», как её для краткости называют селяне, ОПГ, больше известную всем в НАО и за его пределами под брендом Ненецкий рыбакколхозсоюз (НРКС).

В результате манипуляций руководства колхоза в СПК РК имени Ленина, о чём в своё время неоднократно писали Интернет-ресурсы НАО и Архангельской области, из нескольких сотен колхозников в СПК РК им. Ленина на сегодня осталось всего несколько человек. Это  семья председателя колхоза: сам управленец, его жена и родной брат, которые пользуются всеми благами и доходами от промысла рыбы на море и на Печоре.

 

Поезжайте в Нарьян-Мар!

Руководство НАО и окружного АПК делают вид, что не замечают полного отсутствия в колхозе работников и полного отсутствия какой-либо производственной деятельности колхоза в муниципальном образовании. При поддержке руководства округа СПК РК имени Ленина по-прежнему получает от государства федеральные квоты на вылов морских биоресурсов, региональные квоты на вылов сёмги и другой ценной рыбы.

В пользовании семьи председателя находятся, пожалуй, лучшие рыбопромысловые участки на Печоре, расположенные возле деревень Тошвиска, Лабожское, Пылемец, Щелино и Великовисочное,  куда бывшим колхозникам и всему населению этих деревень въезд запрещён. Так же, как и лов рыбы.

Откровенно глумясь над мужиками, желающими наловить рыбы для собственных нужд, председатель Семакин их отправляет за сто и более километров в Нарьян-Мар, с «советом» покупать там лицензии на лов рыбы на платных участках возле города.

 

Кормилица – «Печора»

 Семья колхозного председателя имеет 1/7 часть доли в новом рыбопромысловом судне «Печора», построенном несколько лет назад в Турции по норвежскому проекту при финансовой поддержке администрации округа. За эту поддержку по договору с округом НРКС был обязан зарегистрировать судно в морском порту Нарьян-Мара, чтобы платить налог на имущество в бюджет НАО. И даже сделал это в 2016 году. Но позже в 2018 году тихо вернулся «в родную гавань» в порт Мурманска, где находится главная база флота НРКС. И где НРКС и его «дольщики» сейчас платят налоги за судно.

А может и не платят, поскольку официально оно принадлежит СПК РК «Андег» Дитятева А.А., зарегистрированного в НАО. И все «доли» распределяются  через этот «уполномоченный» рыбакколхоз. Просто для сведения. По данным портала IRSO.RU, выручка «Андега» за 2018 год составила 1 млрд. 617 млн. 760 тыс. рублей. Чистая прибыль (официальная) составила 130 млн. 576 тыс. рублей.

Круче нефтяников

По данным Департамента природных ресурсов, экологии и  АПК НАО,  в 2019 году Ненецкий рыбакколхозсоюз выловил 11 тыс. тонн рыбы, большая часть которой, судя по публикациям официальных ресурсов НАО, реализуется за рубежом. И приносит колхозным управленцам немалые доходы.

По информации официального ресурса  НАО-24, на ноябрь 2019 года первое место в округе по размеру вновь заняла зарплата в отрасли рыболовства и рыбоводства (146,3 тыс. рублей). Даже нефтяники сильно уступили ненецким рыбакам, и заняли лишь вторую строчку  по размеру зарплат в НАО (123,8 тыс. рублей). Поэтому очевидно, что деньги и немалые есть во всех рыболовецкий колхозах НАО.

Всё на продажу!

НРКС не надо платить зарплату и дивиденды производственникам, ремонтировать технику и оборудование, строить фермы, нести расходы на животноводство, которое с благословения окружных властей передали на содержание и без того нищего бюджета местного муниципального образования. Всё остальное имущество: речное судно, множество рабочей колёсной и гусеничной техники и оборудования растащено или продано.

Колхозный Дом культуры продали муниципальному образованию за очень большие деньги. Закрыли пекарню, коптильный цех, маслодельный завод, пилораму, баню. Котельные и бывший колхозный многоквартирный дом «повесили» на местное ЖКХ, то есть на бюджет Заполярного района. Добротные кирпичные боксы и гаражи сдают в аренду муниципальному образованию и другим бюджетным организациям. Сдаются в аренду муниципальному образованию все сенокосные угодья.

На берегу ржавеет исправное речное судно и понтоны, так необходимые для перевозки сена, техники, скота и других грузов для обеспечения жизнедеятельности той же фермы, подаренной колхозом муниципальному образованию.

Нет в продаже местной рыбы, необходимой населению, а сёмга и другая ценная рыба, как говорят местные, продаётся «с рук» по телефону по грабительским ценам.

Люди им верили…

Колхозные управленцы за прошедшие 10 лет отработали схему впаривания копеечных  паёв доверчивым колхозникам. Убеждали, обманывали людей, внушали им, что денег нет, и не будет, что колхоз вот-вот обанкротится. Что тогда совсем ничего не получите и останетесь ни с чем. Люди им верили, писали заявления «на выход», получали свои сиротские копейки. В результате остались  ни с чем.

Очень мало осталось пенсионеров, ассоциированных членов колхоза. Тех, кто не поверил разводкам своих управленцев и остался с паями.  Можно предположить, что совсем скоро эти паи и дивиденды по ним станут очень дорогими.

Имеет право не просить

Вернусь к тому, с чего начал. Председатель Семакин в своём ответе предложил Клавдии Давыдовне написать заявление на получение денежного пая и причитающихся дивидендов. То есть, фактически, предложил выйти из колхоза,  созданного её отцом и дядей. Выйти из колхоза, в который был вложен труд её родителей, её самой и её мужа, нас, её детей, наших близких и дальних родственников. И на это копеечное «выходное пособие», которое установлено им и его семейством, председатель Семакин и предложил маме делать ремонт дома и всё другое, о чём она попросила родной колхоз.

СПК РК имени Ленина не проводит ни малейшей работы в социальном направлении не только в муниципальном образовании, но и в отношении своих бывших работников-пенсионеров. Хотя в 2018 году Семакин подписал Соглашение о сотрудничестве между СПК РК имени Ленина и Администрацией НАО где, в том числе, закреплено следующее: социальная защищенность трудового коллектива; обеспечение рыбой сельского населения по социальным ценам; первоочередное трудоустройство жителей населённых пунктов, расположенных на территории хозяйственной деятельности рыболовецкого колхоза.

За всю свою жизнь наши родители ни разу не обращались в колхоз за помощью, справлялись своими силами. Ни у одного нормального и вменяемого человека не может быть ни малейшего сомнения в том, что в силу своего возраста и трудовых заслуг, в силу того, что мамин отец и родной дядя были одними из основателей колхоза и погибли на войне, в силу того, что она сама всю жизнь росла сиротой и работала в колхозе, и того, что мама и все наши многочисленные родственники своим трудом в военное и послевоенное время сохранили хозяйство, она, Клавдия Давыдовна Безумова имеет полное право не просить, а требовать от руководства колхоза создать ей человеческие условия для жизни в своём родном доме с центральным тепло- и водоснабжением и тёплым туалетом. И без лишней волокиты и глумления получить то, что ей положено и по совести, и по её заслугам.

Николай БЕЗУМОВ