Чудеса отечественной экономики: Материнский капитал конкурирует с виллами Ротенберга

285

Власть бодро вещает — санкции нам нипочём, у России большой запас прочности. Тем не менее, я уже летом рассказывал в Итогах недели о том, как архангельские участковые терапевты приватно предупреждают инвалидов — с бесплатными лекарствами по рецептам будут проблемы. Что творится с ценниками в магазинах, уже не нуждается в комментариях, несмотря на потрясание мышцами от ФАС.

Вот и правительство Российской Федерации нашло в себе мужество признаться в проблемах. На минувшей неделе стало известно, что финансово-экономический блок кабинета премьер-министра Медведева работает над предложениями по сокращению бюджетных расходов. Причём сэкономить хотят на социальных затратах. В частности, на материнском капитале. Хотя есть и другие предложения: например, порядка 200 миллиардов рублей можно сберечь, если поумерить амбиции, в частности, по проведению дорогостоящих мероприятий типа Чемпионата мира по футболу 2018 года. И чья точка зрения победит, ещё большой вопрос…

Как обычно бывает в таких случаях, в российском кабмине развернулась жестокая борьба между финансовым и социальным блоками.

У Минэкономразвития есть сразу несколько идей по оптимизации расходов. Одна из них — это свернуть программу выплаты материнского капитала. По мнению «министерства прогнозов», этот вид поддержки не увеличивает число детей, а лишь «сдвигает календарь рождений»: семьи просто решаются на рождение ещё одного ребенка раньше, чем планировали. Могу добавить от себя: не раз за последние десять лет слышал истории о том, как дурёхи из глубинки, не разобравшись в ситуации с этим капиталом, специально «залетали», чтобы получить на руки нереальные для них деньги. Но, узнав все условия, без сожаления оставляли малышей в роддомах. Сомнительная борьба за счастливое детство, не правда ли?

По мнению экономистов из правительства, можно также перераспределить деньги госпрограммы «Развитие здравоохранения», так как по итогам 2013 года она уже выполнила основные показатели. Комиссия по оптимизации и повышению эффективности также предлагает присмотреться к программам «Развитие транспортной системы» и «Развитие наук и технологий». Спросите у любого жителя Архангельской области, считает ли он нашу транспортную систему развитой, а потом расскажите, по какому адресу он вас послал…

Аналитики экономического рынка убеждены, что одна из задач ревизоров госрасходов — подготовиться к тому, что нынешняя геополитическая ситуация сохранится продолжительное время, а экономика перестанет генерировать прежние доходы. Развивалась ситуация примерно по такой схеме: финансовый блок правительства, подсчитав расходы на Крым и офигев, плюс учтя негативный эффект от санкций Запада и возможность падения цен на нефть (что уже происходит), пришёл к выводу, что экономия самого широкого спектра будет одной из важнейших задач на ближайшие три года. Это учтено в проекте бюджета России на 2015-2017 годы, внесённом в Госдуму, который кремлёвским экономистам ещё предстоит отстаивать в жарких дебатах с коммунистами и справедливороссами.

Тем более, что социальные министры уже не согласны, вступив в заочный спор с бывшим министром финансов Алексеем Кудриным, не раз заявлявшим, что сегодня правительству придётся пойти на сокращение социальных расходов: «Это обычная практика, когда возникают такого рода масштабные риски, в том числе, связанные с санкциями. Не может экономика стагнировать, а политика оставаться такой, будто ничего не изменилось». К чести Алексея Леонидовича хочу уточнить — даже будучи членом правительства в самые тучные для российской экспортно-ориентированной экономики годы, он всегда последовательно выступал против популистского подхода к социалке. Правда, мало кто его тогда слушал, наивно полагая, что праздник растущих цен за баррель нефти будет продолжаться вечно.

Вот и действующий министр финансов Антон Силуанов заявляет, что финансирование растущих пенсионных и оборонных расходов на фоне сложной ситуации в экономике и проблем с поступлениями в бюджет требует «непростых и непопулярных решений». «Время простых решений по бюджету прошло, это точно. Об этом мы и раньше говорили. Принимая значительные расходные обязательства в виде программы вооружений, увеличения пенсионных выплат, мы вынуждены будем принимать непростые и непопулярные решения. Сейчас это время пришло», — цитирует министра газета «Ведомости».

При рассмотрении проекта бюджета 2015-2017 Минфин обращал внимание, что в то время, когда принимались затратные решения, у нас были совершенно другие прогнозы темпов роста экономики и поступлений в казну, была другая политическая и внешнеэкономическая ситуация. Теперь этих поступлений нет. Придётся, как говорила моя бабушка с пенсией в 60 рублей — «по одёжке протягивать ножки».

Силуанов признал, что на практике повышение эффективности бюджетных расходов осуществляется очень тяжело. «Одно дело — слова, вот вроде правильно мы все говорим, а другое — принимать уже конкретные управленческие решения. К сожалению, второе очень тяжело даётся — сразу возражают, что ресурсов нет, наоборот, есть дополнительные потребности и нельзя ни от чего отказаться. Вот такая практика сложилась. Её надо менять. Мы подошли к той черте, где дополнительных возможностей государства по наращиванию расходов уже нет».

Своё мнение высказала и глава Счётной палаты Татьяна Голикова, утверждая, что действующие программы по развитию Дальнего Востока, Северного Кавказа и Калининграда слишком дорогостоящие и не соответствуют своим целям. «У нас, к сожалению, те же контрольные мероприятия это показывают, дальневосточная программа, северокавказская, калининградская пока не отвечают тем целям и задачам по средне- и долгосрочному развитию регионов, которым они должны отвечать. Достаточно сказать, что, по состоянию на первое июля 2014 года дальневосточная программа внутри всех расходов исполнена на 1,6%, а деньги под неё в бюджете зарезервированы. Наверное, это в сегодняшних условиях выглядит не очень прилично, когда денег вполне достаточно, чтобы решать те амбициозные задачи, которые в том числе поставлены и в рамках этой программы, и, естественно, в рамках ваших указов», — пояснила она на встрече с президентом. Вряд ли кто станет спорить, что бывший министр здравоохранения на все сто процентов человек Путина (без его расположения давно бы парилась на нарах за хохмочки с тем же «Арбидолом»). Соответственно, рискну предположить, что мадам выкладывает не свои мысли, а главы государства, которому просто неудобно самому сворачивать программы, им же выпестованные и популяризируемые.

Честно говоря, я и сам не одобряю принципы, заложенные в понятие материнский капитал. Во-первых, давно известно, что нет прямой связи между количеством детей и благосостоянием семьи. Даже наоборот, чем больше детей, тем меньше доход (феномен Абрамовича не в счёт). Во-вторых, завести двоих детей означает лишь собственное воспроизводство для семейной пары. Другое дело, когда трое и более, что означает получение статуса «многодетная». Тут и миллионов не жалко.

Но даже эти четыреста с чем-то тысяч совсем не хочется терять, если наши депутаты проголосуют за «закон о виллах Ротенберга». Как, вы не слышали о таком?! Сейчас поясню…

Речь идёт о компенсациях российским бизнесменам, чьи активы и недвижимость за рубежом попали под западные санкции. У этого законопроекта длинная история. Сначала, ещё полтора года назад, документ внесли в Думу единороссы (типа «на всякий случай»), но правительство было против такой нормы. В апреле 2014 года (то есть уже на фоне украинского кризиса и событий на Донбассе) депутат Поневежский решил реанимировать законопроект его коллег. В итоге свою версию законопроекта он внёс в парламент 23 сентября — именно в тот день, когда стало известно об аресте вилл Ротенберга (по неофициальным данным его потери только в Италии составляют до ста миллионов евро). Совпадение? Сомневаюсь. Скрытую лоббистику в нашем парламенте ещё никто не отменял.

Сам глава Минэкономразвития Улюкаев поспешил высказаться в том плане, что законотворческая энергия наших парламентариев направлена не в то русло. Ну а им по барабану. Ведь речь идёт об активах лучшего друга Путина по спорту, а президент, как известно, своих в беде не бросает.

Вот только жаль, что мы с вами в этот круг не входим и вряд ли когда-нибудь войдём…

Леонид Черток