О.Н. СМОЛИН: «ЕСЛИ СТАРАЯ МОДЕЛЬ ЭКОНОМИКИ СЕБЯ ИСЧЕРПАЛА, ГДЕ ЖЕ НОВАЯ?»

477
2 декабря от имени фракции КПРФ на пленарном заседании Госдумы выступил депутат О.Н. Смолин.

— Добрый день, уважаемые коллеги! Вчера мы выслушали Послание Президента России, а завтра страна отмечает Международный день инвалидов. Вот давайте об этом и поговорим.

Как известно, все фракции в Думе поддерживают внешнюю политику президента. И действительно, мы рады, что наша страна в последние годы проводит самостоятельный внешнеполитический курс, именно самостоятельный, а не просто антизападный, мы не можем уподобляться подросткам, которые действуют назло кондуктору, но требуем от наших партнёров соблюдения хотя бы американского принципа: живи, и давать жить другим. Нам действительно нужны друзья.

Однако, на наш взгляд, налицо прямое противоречие между новой внешней политикой президента и прежней — социально-экономической политикой правительства, по крайней мере, финансово-экономического блока.

Напомню, ещё в 2013 году и президент, и председатель правительства заявили, что прежняя экономическая модель себя исчерпала. Дмитрий Анатольевич даже выразился жёстче: «Положение в нашей экономике кисляк». Мы-то всегда были убеждены, что эта модель, получившая кличку «кудриномики», была неэффективна изначально, до всяких санкций. Кстати, и здесь мы согласны с президентом, который заявил, на 25 процентов наши проблемы от санкций, на 75 процентов мы сами не доработали, и подтвердил эту позицию в Послании. Однако прошло три года, и хочется спросить: если старая модель себя исчерпала, где новая? Во всяком случае, в бюджете на 2017-2019 годы её нет. Это та же «кудриномика», только вид сбоку.

Мы убеждены, новая внешняя политика требует и нового курса в политике социально-экономической. Мы, понятно, сторонники социалистической модели, но при этом реалисты. Когда-то выдающийся учёный Макс Вебер утверждал, что капитализм возможен в двух вариантах: в торгово-ростовщическом и производящем. Вот нам нужен точно второй.

В Послании президента мы обратили особое внимание на следующие положения. Первое. Несмотря на всю остроту внешнеполитической ситуации, основное внимание в Послании было уделено политике внутренней, и это правильно.

Второе. Одной из главных ценностей нашей истории и культуры объявлены социальная справедливость. И с этим мы тоже согласны.

Третье. Президент предложил поддержать высокотехнологичные и, в частности, IT-компании. И эту позицию мы разделяем.

Напомню, более 150 лет тому назад Россия проиграла Крымскую войну, имея, быть может, лучшего в мире солдата, талантливых полководцев, патриотическое население, именно проиграла потому, что была технологически отсталой, а это было связано с отсталостью общественного строя. Повторения допустить мы, понятно, не вправе.

Четвёртое. Наконец, президент предложил правительству, не позднее мая следующего года подготовить план развития, который обеспечил бы темпы роста нашей экономики выше среднемировых.

Мы это воспринимаем, как элемент стратегического планирования и это тоже совпадает с нашей программой. Быть может, тогда появится, наконец, новая модель социально-экономического развития.

Недавно в Москве в здании мэрии проходил большой международный конгресс «Производство, наука, образование: новые вызовы», который собрал национальных промышленников, экономистов такого кейнсианского толка и большое количество российской интеллигенции. По сути своей конгресс в очередной раз призвал власть сменить торгово-ростовщическую модель на производящую, которая должна базироваться на трёх китах:

1.Это новая индустриализация, а не просто импортозамещение.

2.Это более справедливое распределение доходов и национального богатства.

3.И это вложение в человеческий потенциал.

Кстати, теперь о необходимости вложения в человеческий потенциал говорит и Алексей Кудрин, хотя на посту министра финансов он многократно спорил с нами в этом зале по этому поводу.

Но берусь утверждать, уважаемые коллеги, для развития человеческого потенциала нашей страны необходима во многом другая политика по отношению к людям с инвалидностью.

Много лет в этом зале я утверждал: инвалиды не балласт и не просто объект благотворительности государства и общества. Это часть нашего драгоценного человеческого потенциала. И здесь без всякой партийно-политической идеологии не могу не отметить серьёзное противоречие. Последние годы мы наблюдаем большое продвижение по части создания доступной среды, но очень большие проблемы с социальными гарантиями для инвалидов, а иногда прямое движение назад.

Действительно ратифицирована Конвенция ООН о правах инвалидов, принят федеральный закон номер 419, который внёс большие изменения в действующее законодательство в связи с принятием конвенции.

Приняты изменения в Воздушный кодекс, и когда человек с инвалидностью приходит в большинство аэропортов, ему предлагают помощь.

Несмотря на проблемы с бюджетом, сохраняются на прежнем уровне, правда в обесцененных рублях, поддержка общественных организаций инвалидов, финансирование реабилитационных центров, выпуск литературы для слепых и так далее.

Мы благодарим за это всех, независимо от принадлежности к ветвям власти или политической партии: Министерство финансов и лично Татьяну Нестеренко, Минтруд, наш комитет по труду и социальной политике, особенно наш бюджетный комитет и лично Андрея Макарова.

Наши спортсмены-паралимпийцы оказались удивительно отзывчивыми на поддержку государства и ответили блестящими победами. А когда в этом году Международный паралимпийский комитет отстранил их от Рио, буквально вся страна сопереживала и объединилась вокруг них. Кстати, не могу не сказать, на мой взгляд, наши так называемые партнеры из Международного паралимпийского комитета предали все возможные европейские ценности, которым пытаются нас учить и среди них приоритет прав человека и презумпцию невиновности. Получилось как в известном афоризме: сначала наказание невиновных, то есть наших спортсменов, а затем награждение непричастных, то есть тех, кто поехал на Паралимпиаду вместо нас.

И всё же, уважаемые коллеги, человеческий потенциал инвалидов используется и стимулируется явно не так, как следовало бы. И вот вам несколько примеров.

Первый — трудоустройство. Согласно программе правительства к 2020 году доля работающих инвалидов трудоспособного возраста должна достичь 40 процентов как в социальных государствах Европы, но сейчас она составляет лишь 24 процента, по тем же официальным данным.

Например, на предприятиях Всероссийского общества слепых в советский период работали 52 тысячи инвалидов по зрению, сейчас около 5 тысяч 600. Тогда всероссийские общества слепых и глухих были спонсорами государства российского и безвозмездно, подчеркиваю, перечисляли в бюджет десятки миллионов тех рублей, то есть сейчас многие миллиарды.

Мы благодарим всех, кто поддерживает наши предприятия, но хотим заметить: реальная помощь примерно вдвое меньше, чем дополнительные затраты организаций на создание и поддержание рабочих мест для инвалидов. Между прочим, уплачивая налоги на доходы физических лиц, инвалиды возместили бы дополнительные затраты государства на свои рабочие места.

Второе — индексация пенсий работающим инвалидам. Второй год подряд правительство и Государственная Дума от неё отказываются.

Между тем, коллеги, напомню, на предприятиях Всероссийского общества слепых средняя зарплата работающего инвалида по зрению — 11 тысяч 600, за вычетом налогов 10. Многие инвалиды получают меньше. Пенсия же по инвалидности — примерно 15 тысяч. И если разница в пенсиях работающих и неработающих станет большой, ну кто же тогда будет работать фактически себе в убыток?

Третье — медицина. По данным социологов, от 80 до 90 процентов людей с инвалидностью недовольны ситуацией с льготными лекарствами. В самых разных регионах, включая столицы, нам говорили примерно одно и то же: приходишь в аптеку, лекарства за деньги есть, бесплатно — нет. Извините за выражение, оптимизация, то есть, говоря по-русски, ликвидация медицинских учреждений, тоже больнее всего бьёт по инвалидам, они как никто нуждаются в больнице и поликлинике в своём селе или городском микрорайоне.

Четвёртое, образование. По данным Минобрнауки, за последние годы в России закрыто около 300 коррекционных школ и детских садов. Новый министр образования и науки Ольга Васильева заявила, что не допустит их дальнейшего закрытия. Мы — за. Когда детей изымают из коррекционных школ и детских садов, помещают в обычные, но не создают специальных образовательных условий, это не инклюзия, но профанация.

Однако напомню, Государственная Дума прошлого созыва отклонила наше предложение, между прочим, согласованное предварительно с Министерством образования и науки, о том, чтобы закрывать коррекционную школу или детский сад можно было только с согласия общего собрания всех родителей. Убедили родителей, что в новых условиях детям будет лучше — вперёд. Не убедили — не навреди.

Напомню, людьми с ограниченными возможностями здоровья, по современной терминологии, в нашей истории были: князь Киевский, Ярослав Мудрый и великий князь Московский Василий Тёмный; великий писатель Фёдор Достоевский, талантливые поэты Иван Козлов и Константин Батюшков; основоположник теории космонавтики Константин Циолковский, выдающийся математик, лауреат Сталинской премии Лев Понтрягин; великий фантаст Александр Беляев и один из лучших поэтов советской эпохи Михаил Исаковский (кстати, автор «Катюши» и «В лесу прифронтовом»); конструктор пистолетов (вы будете удивлены) Михаил Марголин и десятки Героев Советского Союза, в их числе всем известный Алексей Маресьев и лишённый зрения, замученный фашистами подпольщик Яков Батюк, аналог Олега Кашевого. Человеком с ограниченными возможностями здоровья был и философ Алексей Фёдорович Лосев, высказывания которого вчера цитировал Президент России. Все эти люди с инвалидностью равные среди первых.

В заключение позволю себе напомнить вам известную притчу, возникшую в период предыдущего кризиса в России. В московском подвале беседуют два бомжа, один спрашивает: «Что у нас там наверху?» — «Да там кризис». — «Но нас же не коснётся?» — «Как не коснётся? У тебя друзья банкиры есть?» — «Нет». — «Значит, будут». Мы приделаем к ней позитивный финал. «У тебя друзья инвалиды есть?» — «Нет». — «И не будет». Государство обязано позаботиться об этой категории граждан в любых кризисных ситуациях.

Спасибо. (Аплодисменты.)