Контрасты Советского и сегодняшнего Ненецкого округа

131

В популярной советской комедии «Осенний марафон», которую частенько крутят по ТВ и в наши дни, главный герой (его играет народный артист СССР Олег Басилашвили) спешит в аэропорт, чтобы проводить дочь, улетавшую рейсом Москва — Амдерма.
Да, в то «застойное» время прямо из Первопрестольной можно было буднично так улететь в отдалённый северный посёлок.

Фильм был снят в 1979, когда территория Крайнего Севера (его европейская часть) рассматривалась в качестве форпоста для освоения Арктики. Поэтому и бурно развивалась. Сейчас тоже говорят о территории Ненецкого округа как о ключевом звене по обустройству северного морского пути для развития экономической деятельности в районе всё той же Арктики.

Территория возможностей
Между советской эпохой и планами современной России есть существенные различия, чтобы их понять, вернёмся обратно к советскому кинофильму.
Амдерма в «Осеннем марафоне» появилась не просто так. Работать «на северах» было престижно и перспективно, особенно для молодых специалистов, собирающихся делать профессиональную карьеру. Крайний Север – это территория исключительных возможностей (в советское время).
Во времена СССР была плановая экономика, поэтому на деньги смотрели как на инструмент для достижения определённых целей. Цели, как правило, были высокими, типа «догнать и перегнать Америку», попробовать выращивать в виде эксперимента арбузы за Полярным кругом, ну и так далее.

Мы за ценой не постоим!
Поэтому при обустройстве Крайнего Севера с тратами не считались. Здесь появились аэродромные хозяйства, способные принимать современные самолёты. Было налажено особое снабжение ширпотребом и продуктами. Так что жизнь в Амдерме или в Варандее, который также рассматривался в качестве важного звена для освоения Арктики, была вполне на высоком уровне. Здесь строились клубы, больницы и современные школы. Жизнь и работа в сложных погодных условиях компенсировалась высокими заработками и кооперативной квартирой, которую можно было со временем приобрести «на югах».
Сегодня Амдерма угасает, здесь проживает порядка 500 человек, по переписи 1989 г. жителей было в 10 раз больше! Посёлок Варандей сейчас используется лишь в качестве перевалочной базы для нефтяников.

Чуток не повезло
Нарьян-Мару в историческом плане немного не повезло (есть такое мнение). Уже в 60-70-е годы было известно о том, что на территории округа находятся богатые залежи углеводородов, но их держали, как говорится, про запас в отличие от Западной Сибири.
Если бы Тимано-Печору начали разрабатывать в советское время, то современный облик окружной столицы вряд ли отличался бы от Когалыма или Ханты-Мансийска: там люди живут в совершенно другом измерении – как минимум, по средним европейским стандартам. Это относится в первую очередь к дорогам, жилью и социальным объектам.
Экономика округа в советское время строилась вокруг добычи и переработки рыбы и оленины, выпускалась разнообразная консервная продукция, меховые изделия. По Печоре сплавлялся лес на завод в Нарьян-Маре. Жили относительно бедно, но по средствам и с мечтой со временем уехать куда-нибудь в сторону Архангельска, а если повезёт, то и ещё дальше.

Звериный оскал капитализма
Деньги в бюджет Ненецкого округа стали поступать «полной ложкой» лишь с приходом на рубеже веков крупных нефтяных игроков. А толку-то? Основная прибыль от добычи углеводородов уходила в Москву и оседала на счетах новых олигархов.
Это было уже другое время, если в основе плановой советской экономики, как бы кто не спорил, лежали интересы людей труда, которые действительно имели массу привилегий, если, конечно, усердно трудились; то в условиях дикого российского капитализма главное – получение максимальной прибыли при минимизации затрат. Вот как раз под эти новые стандарты по «выжиманию всех соков» и попал округ.
Под «затратами» в первую очередь понимается экономия на оплате труда, на инфраструктуре и экологии. Важно также, чтобы местная власть была сервильная и покладистая, поэтому в начале «нулевых» годов нефтяники особое внимание уделяли формированию депутатского корпуса и исполнительной власти на местах. Надо признать, что это им удалось сделать в полной мере.
Поэтому нет ничего удивительного в том, что олигархи обзавелись дорогой недвижимостью и яхтами «за бугром», а посёлок Искателей в XXI веке остаётся без централизованной канализации и водоснабжения, отдалённые северные посёлки попросту находятся в условиях выживания. Что тут поделаешь, очевидные издержки экономики, находящейся под управлением компрадорской буржуазии.

Утрачена привлекательность?
В декабре 2017 года на заседании Госсовета по развитию инвестиционной привлекательности регионов РФ Владимир Путин так обрисовал ситуацию: «У нас в значительной степени была утрачена привлекательность работы «на северах». В советское время были созданы стимулы, но они были созданы в рамках плановой экономики, когда всё было государственным. Сейчас создать те же самые условия в новых экономических реалиях старыми методами вряд ли представится возможным…»
Конечно же, здесь ключевые слова «плановая экономика». То есть выходит так, что жить здесь «на северах» и получать достойную зарплату теперь при капитализме нет никаких возможностей. Но это не так!

Социальная «пропасть»
Если брать во внимание малочисленность населения, суровые погодные условия, природные богатства, то Ненецкий округ можно сравнить с американской Аляской и северными провинциями Канады. Дальше схожесть заканчивается, начинается социальная «пропасть».
Тех же американцев никто насильно жить «на северах» не заставляет. Работают рыночные механизмы и разного рода бонусы (у нас в советское время тоже был такой бонус — назывался «длинный рубль»). Например, каждый житель Аляски — независимо от возраста — ежегодно получает доход от добычи углеводородов. К примеру, для рядовой семьи из четырёх человек на такой ежегодный доход можно приобрести автомобиль среднего класса. То есть, автопарк без проблем можно обновлять хоть каждый год!
Как у нас есть там и «арктический гектар».
Только если здесь на Европейском Севере чиновники разрешают взять бесплатно под свои какие-то предпринимательские нужды всего один гектар промёрзшей земли (и чего тут жадничать?), то американец может замахнуться и на 50 гектаров. Если в течение пяти лет он не развернёт свою деятельность, то власти у него землю изымут и отдадут другому. Вот это и есть реальный и действенный рынок с его «сдержками и противовесами».

Красивая сказка
Почему бы такой опыт не перенять и в России? Пока до этого не созрели, хотя как сказать. С началом масштабной угледобычи углеводородов в округе появилась Ненецкая нефтяная компания. Чиновники её изначально позиционировали как «народную», то есть со временем каждый житель округа должен был получать целевой доход. Сказка была красивой, но короткой. Не стали жители округа, как норвежцы и американцы акционерами своих «природных кладовых».
А желающих на них нажиться было предостаточно. Помимо Ненецкой нефтяной компании, появилась Белорусская нефтяная компания, Калмыцкая нефтяная компания и так далее. Ситуация на рынке углеводородов стала в какой-то мере понятной и предсказуемой лишь с приходом компании «ЛУКОЙЛ». Кстати, её президент Вагит Алекперов (недавно ушёл в отставку) публично обещал, что социальные стандарты на новых территориях, куда приходит его компания, будут такими же высокими как в городах Западной Сибири. Почти четверть века прошло с тех сладких обещаний. Ну, не получилось, что тут поделаешь…

Заложники нефти
Сегодня углеводороды формируют примерно 75 процентов внутреннего регионального продукта, нефтегазовая отрасль генерирует для местных несколько сотен рабочих мест. Поэтому округ весьма чувствителен к перепадам на мировых рынках цен на сырьё.
Но это лишь одна из проблем монопрофильного региона, каким неожиданно стал Ненецкий округ. Хотя чему тут удивляться. В современной России все производства, не связанные с нефтегазовой трубой, постепенно отмирают. Кто ближе к ней, тот и богаче!

Стабильность по-советски
По данным за 2021 год в округе было зафиксировано чудовищное социальное расслоение: разница между доходами 20% самых богатых жителей НАО и 20% самых бедных отличалась в 10 раз! Обеспеченный люд занят в нефтегазовой сфере и на госслужбе. Они как-нибудь решат свои проблемы.
Непонятно, что делать с самыми бедными, теми, кто имее те же месячные доходы в пределах 20 тыс. руб., да ещё и живёт зачастую в ветхом и аварийном жилье. Их проблемы кардинально не решались десятилетиями, да и впереди не ждёт ничего хорошего.
Очевидно, что международные санкции, наложенные на Россию, больнее всего аукнутся на окраинах страны, таких как Ненецкий округ и на самых бедных жителях.
Сейчас хорошо понятно, что такое стабильность по-советски.

Сергей МОРОХИН